ИСТОРИЯ НАШЕГО ВЫПУСКА

состоит из наших воспоминаний
Помним мы об этом по разному

Жаркое лето 1966 г. Начало эпохи Брежнева.
В Балашов тогда приехали более 2 000 молодых ребят жаждущих стать военными летчиками.
Но только примерно 1 200 из них прошли строгую медицинскую комиссию.
И только около 600 из них положительно сдали первый письменный экзамен по математике.
Отбор был очень жестким.
В приказе начальника училища о зачислении в списки курсантов числилось около 250 человек.
А вот что запомнилось Саше Шатилову.
А вот обэтом вспоминает Саша Филимонов
А вот что запомнилось Виктору Денисову.
А вот что запомнилось Сапунову Виктору.
А вот об этом вспоминает Саша Пахомовский.
Наши начальники, сержанты, командиры взводов нередко казались нам неимоверно скучными и ужасно вредными, но отдадим им должное, полезному в жизни они нас тоже научили.
Физику читал Мазуров, чудаковатый старик, фронтовик, прошедший фашистскую неволю. Однажды на лекции он видя, что мы все засыпаем, так треснул указкой по столу, что указка сломалась, а из под стола выскочил испуганный курсант Б., который уснул там еще на перерыве.
Аэродинамик подполковник Червяков, очень интеллигентный, тактичный, с несколько тонковатым, нежным академическим голосом. Лекции он читал без конспектов, четко определяя основные понятия и их взаимосвязь. Вероятно, у кого-нибудь из нас в конспектах после его лекций были и подобные рисунки.
Преподаватель авиационного оборудования подполковник Кертеков. Не знать у него авиационное оборудование было невозможно, настолько просто он все разъяснял, добавляя при объяснении сложного материала: "Вы пареную репу знаете? Так это еще проще!" Наверное, конспекты по авиационному оборудованию у многих из нас сохранились до окончания службы, не потеряв актуальности. За все последующие годы жизни, при всех переучиваниях, нам крайне редко встречались подобные преподаватели.
Конструкцию самолета Л-29 нам преподавал полковник Курдин. Когда кто-то из курсантов в ответе допустил неточность, что-то вроде: "Выезжаю на самолете со стоянки", он с огромным возмущением резко поправил:: "ВЫЕЗЖАЮТ на те-ле-ге, а на самолете ВЫ-РУ-ЛИ-ВА-ЮТ!"
Наши первые газовки на самолете Л-29.
Парашютная подготовка. Ее нам преподавал один из лучших парашютистов страны, подполковник Пеккер. На письменном зачете один из курсантов для смеха написал: "Парашют состоит из кумпола со стропилами". Учебные катапультирования. Парашютные прыжки, когда мы пахали по пашне борозды запасным парашютом, судорожно соображая: "За что бы зацепиться? Чем бы затормозить?"
Преподаватель самолетовождеия майор, потом подполковник Саморжаян, позже он, помнится, выпустил небольшой задачник по самолетовождению.
Что еще запомнилось нам за четыре года учебы?
Свежий ветер на полевых аэродромах.
Симпатичные девчонки на улицах гарнизона.
Исключительно вредные старшины Мурашко и Буковшин.
Требовательные и заботливые инструкторы.
Первый инструктор майор Кулагин Борис Михайлович, чемпион СССР по самолетному спорту.
Первый самостоятельный полет.
Первый командир полка полковник Елизаров.
Первый командир эскадрильи подполковник Кайков.
Первый командир звена майор Слезка.
И многое другое...
Вручение дипломов состоялось в дождливый день 4 ноября 1970 г.
В спортивном зале училища дипломы вручал начальник училища полковник Горбачев (подпольная кличка "БАРИН").
Особую зависть вызывала у ребятишек в городке да и у самих молодых лейтенантов черная, необычная форма офицеров Авиации Флота. Прощание. Со многими - навсегда
В приказе Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза ГРЕЧКО А. А.
№ 02108 от 3 ноября 1970 года значится 228 лейтенантов.

В начало